+ Ответить в теме
Показано с 1 по 4 из 4

Тема: Жизнь на воде

  1. #1

    Жизнь на воде

    Жизнь на воде выбирали для себя многие народы и люди в разные эпохи – от рыбацкого народа танка в Китае с его понтонными городами до современных европейцев и американцев, многие из которых проводят всю жизнь на стоящих у причала яхтах и баржах – плавучих эквивалентах низкобюджетных трейлеров. Однако идею полного перенесения городской инфраструктуры на воду всерьез начали разрабатывать лишь в последние десятилетия.

    Наиболее плотно занялась этим Голландия – самая густонаселенная страна мира после Бангладеш, что обусловливает огромный спрос на землю под застройку и стимулирует разработку альтернативного жилья. К тому же, поскольку большая часть страны находится ниже уровня моря, заказчики, всерьез озабоченные проблемой глобального потепления, обеспечивают спрос на услуги архитекторов, разрабатывающих проекты жилья на воде. Наиболее известный проект в Голландии – это плавучий район Ибург неподалеку от Амстердама. Восемь домов уже построено, в будущем планируется построить еще 500. Стоимость одного дома – $180-500 тыс. Дома на суше водружаются на понтон, который представляет собой бетонный корпус на стальной арматуре, заполненный полистиролом, а потом буксируются к месту стоянки. Там они устанавливаются на воде и крепятся к суше и подводным опорам стальными тросами. По тому же принципу строятся и дороги, соединяющие дома с сушей и между собой. По информации голландского девелопера Ooms Bouwmaatschappij, к нему поступило уже 5 тыс. заказов на такие дома.

    В начале этого года по ?2-2,5 тыс. за 1 кв. м будут проданы площади в первых домах проекта Watervilla в Голландии. Эти трехэтажные виллы, которые можно отогнать в нужное место, строятся по принципу нефтяных платформ на шестиугольной конструкции из полых труб. Общая площадь дома составляет от 80 до 156 кв. м. К 2010 году планируется начать строительство еще одного города на воде, Гарлемермеера, также под Амстердамом, в котором будет 12 тыс. плавучих домов. Строительная компания Dura Vermeer Groep NY, осуществляющая ТЭО проекта, заявляет, что строительство подводного фундамента обойдется не меньше чем в ?250 за 1 кв. м, что существенно дешевле, чем строительство фундамента на суше с учетом стоимости земли.

    Соображения экономии движут многими создателями проектов плавучего жилья. Так, лондонский архитектор Тим Пайн в поисках способа уклонения от уплаты налогов пришел к мысли о доме, который перемещается по воде. Зарегистрировав свое изобретение, так называемый m-house, как "караван" – передвижное сооружение не больше чем из двух частей и площадью не более 18 х 6 м, господин Пайн избавил своих покупателей от необходимости платить НДС и, естественно, покупать или арендовать землю и платить земельный налог. В итоге m-house стоит ?145 тыс. ($270 тыс.) и может быть пришвартован к понтону на любой водной артерии Британии, в том числе у лондонских доков, где квартира того же размера и с теми же удобствами стоила бы ?435 тыс. ($810 тыс.).

    Однако есть и более смелые жилые проекты – когда дом не стоит на якоре постоянно, а перемещается по миру. Самый грандиозный проект такого рода, работы над которым планируется закончить к 2006 году,– это так называемый "Корабль свободы" (Freedom Ship), 25-этажная баржа длиной 1,3 км и водоизмещением 2,7 млн тонн. Она будет медленно дрейфовать вокруг света, совершая полный оборот за три года. В ней разместятся 18 тыс. жилых помещений стоимостью от $180 тыс. до $2,5 млн, а также квартиры класса "люкс" ценой $44 млн. Кроме того, там будет 3 тыс. офисов, 10 тыс. гостиничных номеров, 2,4 тыс. мест отдыха по таймшеру, школы, система медобслуживания, связь с большой землей с частотой раз в 15 минут, парки, аэропорты и развлекательные заведения. Создатели баржи осторожно намекают на то, что "Корабль свободы" станет идеальной налоговой гаванью для жителей тех стран, в которых прибыль, полученная за пределами страны, налогом не облагается.

    А инженерная компания Underwater Vehicles Inc. предлагает покупателю Trilobis-65 – четырехэтажный дом в форме летающей тарелки с жилым пространством наверху и наблюдательным пунктом на нижнем, погруженном в воду этаже, представляющем собой прозрачную полусферу, через которую видно дно. "Трилобит" обойдется покупателю в $4-5 млн. На нем смогут жить одновременно шесть человек.
    Наталья Скорлыгина

  2. #2
    Газета Московская Перспектива
    № 78 за 31.07.2008
    Валерий Котельников


    Дома на воде
    Кто из горожан не мечтает жарким летним днем уехать за город и поскорее добраться до ближайшего водоема?! Дом у воды - заветная мечта многих москвичей. Купить его можно, но сложно. Стоимость земли вблизи подмосковных водохранилищ - Икшинского, Клязьминского, Пестовского и Пироговского - вплотную приблизилась к знаменитой Рублевке. Жизнь у большой воды - дорогое удовольствие. А вот о том, что можно жить не у воды, а на воде, причем с гораздо меньшими затратами, задумываются пока считанные единицы. Между тем плавучие дома давно популярны в Германии, Великобритании и странах Скандинавии. Например, директор Дома фотографии Ольга Свиблова ловит рыбу из окон своего плавучего дома на юге Франции. Знаменитый актер Пьер Ришар считает своим настоящим домом баржу на Сене в самом центре Парижа.

    Голландский опыт
    Люди жили на воде всегда и везде, особенно там, где ощущался дефицит пригодной для проживания земли или род занятий жителей был связан с рыбацким промыслом - в Голландии, Китае, Бирме, Индонезии. Тысячи американцев еще со времен Фенимора Купера предпочитают водную стихию земной тверди. Тем не менее, над концепцией переноса жилья на воду всерьез стали задумываться лишь в последние десятилетия. Законодателем мод остается Голландия, где больше четверти территории лежит ниже уровня моря, а высокая плотность населения обусловливает огромный спрос на землю под застройку и стимулирует разработку альтернативного жилья. Связанная с глобальным потеплением угроза затопления обширных территорий заставляет архитекторов разрабатывать самые современные проекты жилья на воде. По различным данным, в этой стране насчитывается 10-12 тысяч плавучих домов, жилых барж, дебаркадеров и лодок, причем четверть из них сосредоточена в Амстердаме.
    Голландцы освоили и технологию строительства домов на бетонных понтонах. С семидесятых годов прошлого века они начали строить целые районы на бетонных модулях с негигроскопичным наполнителем. Наиболее известный проект в Голландии - это плавучий район Ибург неподалеку от Амстердама. Это трехуровневые виллы общей площадью от 80 до 156 кв. м на понтонах из судостроительного железобетона, заполненные полистиролом. Помимо домов строятся и плавучие дороги, соединяющие дома между собой, с сушей и с «большой землей», автостоянки, разбиваются цветники и теплицы. В большинстве случаев на понтонах держат и локальные электростанции, и емкости для сбора продуктов жизнедеятельности.
    В 2010 г. планируется начать строительство Гарлемермеера под Амстердамом - настоящего города на воде, в котором будет уже 12 тысяч плавучих домов. А сегодня можно купить двухэтажную эксклюзивную виллу на воде «Белла Виста» общей площадью 177 кв. м всего за 279 тысяч EUR, что по меркам Подмосковья - сущие пустяки. В этой вилле 6 жилых комнат, 2 ванные, прачечная и 3 помещения, которые можно использовать по собственному назначению. Стены отделаны местным известняком, крыша - черепицей. По словам продавцов, она выставлена на продажу только потому, что находится в зоне, где заходят на посадку самолеты, следующие в международный аэропорт Схипхол. Впрочем, такую виллу можно отбуксировать в любое другое место.
    На Днепре и Даугаве
    Голландский опыт активно внедряют в жизнь и другие европейцы - наши соседи. Рижская компания AIGA производит по финской технологии мобильные здания с бассейнами на крыше, которые можно перевезти автотранспортом в любую точку Латвии или ближнего зарубежья и затем установить на понтоне. Колесная база после установки дома и закрепления его на понтоне прикрывается специальными декоративными панелями. Такие мобильные и плавающие здания не боятся наводнений и подтоплений и гораздо более привлекательны с технической и финансовой стороны в сравнении с любым обычным домом.
    Они могут иметь как автономное отопление с энергосберегающим котлом и мини-электростанцией, так и подключаться к центральным коммуникациям. По словам руководителя проекта Виктора Вавилова, квадратный метр такого жилья обойдется покупателю в 750 EUR, что в 2 раза дешевле, чем в рижских постройках хрущевских времен, не говоря уже о современных домах.
    Киевские судостроители освоили выпуск дебаркадеров нового поколения, в которых могут быть размещены офисы, гостиницы, частные виллы и развлекательные комплексы. Несколько таких объектов уже активно эксплуатируются на Днепре и, по словам владельцев, приносят ощутимую прибыль. В Москве также есть несколько небольших компаний, которые производят понтонные дома из судостроительного железобетона.
    Баржи, дебаркадеры, понтоны
    Человеку, который решил жить на воде, прежде всего надо выбрать, на чем жить - на барже, дебаркадере или понтоне. Специалисты советуют в качестве как временного, так и постоянного жилья выбрать понтон. Бетонные понтоны - это сочетание массивности и плавучести. Прочные, долговечные, они выдерживают высокие нагрузки, вмерзание в лед. В процессе эксплуатации не требуют специального ухода, не подвержены коррозии. Понтоны фиксируются в акватории с помощью замка и свай или якорных блоков. Поэтому когда вода прибывает, они плавно поднимаются вместе с уровнем воды, сохраняя имущество. Кроме того, понтоны можно соединять между собой, организуя площадь любой конфигурации и размеров.
    Для дома на понтонах не требуется специального разрешения, как при получении разрешения на эксплуатацию дебаркадера, поскольку он приравнен к маломерным судам, таким, как катер или лодка. Для примера: на установку и строительство дебаркадера необходимо получить порядка 25 разрешений, на что уходит до 2 лет. Поэтому при относительно невысокой стоимости для дома на воде понтон подходит идеально, и ничего лучше этого в мире пока не придумано.
    «Железобетонный понтон не требует содержания в отстойнике, что упрощает его эксплуатацию, - рассказывает Сергей Березкин, генеральный директор компании «Дом на воде», - на зиму понтонный дом вмерзает в лед, не теряя первоначальных качеств; по весне - оттаивает, продолжая служить владельцу долгие годы. Мы серьезно проработали юридические вопросы, связанные с правомерностью размещения плавучих домов, поскольку его конструкция подпадает под определение маломерного судна (МС). Ведь согласно Водному кодексу РФ, он может плавать по акватории где угодно, швартоваться где угодно, если только это специально не запрещено законом. При этом правила использования МС сходны с общеизвестными правилами использования автотранспорта. Набор правоустанавливающих документов минимален (судовой билет ГИМС и договор купли-продажи на МС), как минимальны размеры государственной пошлины».
    Вниз по Яузе-реке
    Нельзя сказать, что дебаркадеры и иные плавучие сооружения для москвичей в новинку - немало плавучих ресторанов, гостиниц, магазинов и офисов расположено в акватории Москвы-реки, но только несколько из них имеют всю разрешительную документацию.
    Компания «Экобим», известная на рынке своими дизайнерскими проектами, анонсировала в одном из самых широких мест Москвы-реки, возле жилого района «Печатники», свой новый проект крупного развлекательно-оздоровительного комплекса.
    На 3 тыс. кв. метров планируются три этажа для развлечений, отдыха и спорта, сеть ресторанов и клуб. По проекту в трюме было запланировано разместить бани различных народов мира, а на верхней палубе под прозрачным куполом - танцпол с видом на реку.
    По оценке специалистов, использование объектов на воде в коммерческих целях - крайне выгодный и рентабельный бизнес, но юридическая сторона этого вопроса очень сложная и дорогостоящая. Ее конечной целью является получение долгосрочной федеральной лицензии на водопользование, заключение договора с правительством Москвы на использование поверхностных вод и множество других согласований, необходимых для стоянки и эксплуатации плавсредства.
    Кроме того, городские власти не жалуют дебаркадеры. Инициативу убрать плавсредства из черты города поддержал Росприроднадзор, неоднократно фиксировавший случаи нарушения природоохранного законодательства их владельцами. Впрочем, дебаркадеры проявляют удивительную устойчивость: в частности, ресторан «Викинг», стилизованный под скандинавский драккар, продолжает принимать гостей на своем обычном месте - у Бережковской набережной.
    По мнению экспертов, рынок плавучих ресторанов и гостиниц в столице, скорее всего, ограничится несколькими эксклюзивными предложениями.
    В тихих водах Подмосковья
    В Московской области на берегах водохранилищ и озер строительство плавучих домов отдыха, гостиниц и клубов на воде представляется весьма перспективным. В частности, компания «Понтон-дизайн» разработала проект базы отдыха, состоящей из коттеджей, кафе-ресторана и spa-центра. У этого проекта есть все шансы стать первым плавучим поселком в Подмосковье. Коттеджи могут располагаться вдоль берега, а могут - посередине водоема. Основания - бетонные понтоны, обладающие высокой плавучестью. Крепление понтонов осуществляется с помощью цепей, свай, или системы Сифлекс (SEAFLEX), что крепится к мертвым якорям на дне акватории. Эта система используется по всему миру, она очень прочная и надежно удерживает понтон на своем месте, несмотря на колебания уровня воды. Стены коттеджа построены из панелей EcoPan - многослойного строительного материала - легкого, влагостойкого и не подверженного гниению. Стены при понижении температуры не промерзают, а по срокам службы не уступают кирпичным.
    Дома, построенные по этой технологии, не имеют «мостиков холода», так как стыки панелей выполнены в виде герметичных замков. В таких домах используется система воздушного отопления и центрального кондиционирования, которая позволяет автоматически контролировать температуру в помещении, очищать и увлажнять воздух, при этом обеспечивая приток свежего воздуха без необходимости открытия окон.
    «Жизнь на воде, - говорят знающие люди, - это непередаваемое ощущение свободы. Это эксклюзивность и необычность. Это то, чего нет у других!»
    Кроме того, имеются большие плюсы при строительстве: не надо копать котлованы, вести коммуникации в земле, покупать землю. В конце концов, всегда можно переместить весь комплекс зданий по воде, что невозможно на земле.
    «Водный кодекс РФ вступил в силу в 2007 году, - говорит Максим Коровников, генеральный директор компании «Понтон М дизайн», - по этому закону можно приватизировать водоемы, не представляющие стратегического значения. Проще говоря, водные объекты, не соединенные с другими водоемами. Оказывается, что этого разрешения ждали и те, кто мечтал обзавестись домом на воде, - ведь если водоизмещение дома на понтонах составляет менее 80 регистровых тонн, он находится в ведении ГИМС (Государственная инспекция по маломерным судам). Такой дом может рассматриваться как несамоходное плавсредство, судно на бетонной плавающей основе. А вот процедура оформления строительства на воде будет непростой. По-прежнему надо получать технические условия и согласовывать их во множестве организаций, получить землеотвод для спуска трапа на берег и лицензию на водопользование. Мне видится, что с непомерной дороговизной земельных участков и коттеджей у «большой воды» не за горами появление на рынке как отдельных автономных плавучих домов, так и целых комплексов».
    Здесь климат иной
    Кто из москвичей потенциально готов купить дом на воде? К примеру, состоятельный человек, у которого уже есть собственный дом у «большой воды», и плавучая вилла станет отличным местом для проведения вечеринок, пусть и не таким быстроходным, как яхта, но гораздо более комфортным. Или любитель уединенного летнего отдыха на воде - тогда это будет интересная дальняя дача на одном из озер или водохранилищ. Но закончится сезон, и ее владелец все равно переберется в основной дом или городскую квартиру, где жизнь уютнее, комфортнее и привычнее.
    Специалисты по «классической» недвижимости к перспективам плавучих поселений в Подмосковье относятся весьма скептически, называя среди причин и неразвитость подходящей инфраструктуры, прежде всего заправок и береговых инженерных сетей, и дороговизну обслуживания, и относительно суровый климат Подмосковья, где навигация длится всего лишь несколько месяцев в году.
    Плавучие дома, скорее всего, так и останутся экзотикой в наших широтах. Их назначение - летний отдых, а никак не круглогодичное постоянное проживание. Скорее всего, этот рынок будет развиваться за счет сдачи плавучих домов в сезонную аренду, организации хоть и комфортных, но все равно нетипичных гостиниц. Поэтому говорить о том, могут ли они составить конкуренцию традиционным домам, по меньшей мере, преждевременно. В ближайшее время продажа плавучих домов вряд ли будет превышать пару десятков в год.
    P.S. Поклонники буера (сани с парусом для передвижения по льду в Канаде) часто покупают дом на озере или снимают его на зиму. И многие из них говорят, что, если бы не плавучий дом, они никогда бы по-настоящему не полюбили зиму. Для России - это внушительный аргумент, чтобы привлечь инвестиции в регионы и развивать туризм круглый год.

  3. #3
    Журнал «Деньги» № 20 (675) от 26.05.2008
    http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=894991

    Люди на воде живут во всем мире, будь то Вьетнам, где рыбаки с плавучих домов залива Ха-Лонг торгуют морской живностью, Париж, где на собственной барже у набережной Сены долго жил Пьер Ришар, или изрезанный каналами Амстердам. Кстати, в нидерландской столице цена неказистого водного домика и квартиры сопоставима: на воде жить престижно.

    Казалось бы, общемировые тенденции должны были быть восприняты и у нас. Действительно, россияне потихоньку обживают родные водные просторы. Пожалуй, это подтверждает опыт Павла Кокушкина, директора "ССЗ Десант". 15 лет назад он первым занялся плавающими дачами, за это время построил их с десяток, в том числе три для эксплуатации на Селигере (там их сдают в аренду), одна ходит по Волге, другая в Самаре, еще одна — на Пестовском водохранилище. Почти готов плавучий ресторан на 300 посадочных мест из корпуса старого корабля. Павел Кокушкин: Одну плавдачу у нас заказал отец для своего подросшего сына и его компании, чтобы он не шумел дома, а дом стоит прямо на Пироговке.

    Однако, например, московские власти настроены вовсе не лояльно к подобному водному образу жизни и обслуживающему его бизнесу. Дело осложняется тем, что с 1 января вступил в действие новый Водный кодекс, по которому акватория Москвы-реки перешла в ведение субъекта федерации (раньше разрешение на водопользование выдавало Московско-Окское бассейновое водное управление). С тех пор ни одной новой лицензии выдано не было и, как обещают столичные власти, мечтающие сделать акваторию девственно чистой, не будет. Владельцы дебаркадеров настроены решительно и выигрывают один процесс за другим. Правительство Москвы, МГУП "Мосводоканал", управления ГИБДД Москвы, ОАО "Московская городская электросетевая компания" по признакам нарушения антимонопольного законодательства признаны ФАС виновными в нарушении ч. 1 ст. 15 и ст. 16 ФЗ "О защите конкуренции". Хозяева плавучих домов уверены, что на самом деле речь идет о переделе рынка, ведь свободной недвижимости в городе практически не осталось, а тут столько водной глади пропадает. К тому же за аренду водной поверхности владельцы плавучих домов платят в тысячу раз меньше, чем за аренду аналогичной по площади земли.

    В регионах власти более лояльны. Владимир Никитин, владелец петербургской компании "Марина-сервис", производящей понтоны: Даже непонятно, у кого оформлять лицензию на водопользование у нас в Питере после передачи полномочий субъекту федерации от Невско-Ладожского бассейнового управления. Новый механизм пока не работает, так что сейчас можно просто брать и строиться на воде — никто запретить не может! Платежи за воду минимальны. К примеру, за аренду водной поверхности под стоянку на 250 лодок за квартал я заплатил 160 рублей, принесла же мне стоянка ?200 тыс. в месяц.

    Где хочу, там швартуюсь!
    За последние два года появилось несколько компаний, решившихся пропагандировать водный образ жизни. Пока построенные ими объекты — экспериментальные, но при наличии заказов они обещают пустить их в серию.

    Артем Осадчий, исполнительный директор компании "РЭТур", 22 года прослужил на флоте, уволился в звании капитана второго ранга: У нас все учредители просто больны водой! На воде вполне можно создать условия и удобства обычной квартиры, а если захотел — завел двигатели и уплыл на другую стоянку или причалил у острова. Романтика...

    Максим Коровников, гендиректор компании "Понтон М дизайн", специально созданной под разработку плавучих объектов: Как известно, с природоохранным законодательством сейчас все строго, но многие хотят жить на воде, а у берега зачастую построить что-то легальное сложно. С плавучим домом все по-другому: разрешений специальных не требуется, возникли проблемы — снялся с якоря, ушел в другое место.

    Сергей Березкин, директор компании "Дом на воде": Наши потенциальные покупатели — те, кто не может жить без моря или просто воды. Их не так уж и мало, каждый день у меня раздается до десяти звонков от заинтересованных лиц — без всякой рекламы. Плюс в стране огромные территории подвержены регулярным затоплениям, а наш дом просто всплыл бы вместе с фундаментом — чем не выход!

    Плавдом — идеальное решение для туристических баз, ведь он дает возможность располагать гостей в заповедных местах, где любое строительство запрещено или же просто нет суши (к примеру, сейчас дебаркадеры вовсю эксплуатируются на базах в дельте Волги). Плюс возможность сэкономить немалые деньги на капитальном строительстве. Павел Кокушкин: В свое время я сам учил дома отдыха делать бизнес на плавдачах. К примеру, сдают они в аренду такую посудину семье или компании, обеспечивают продуктами и топливом, те уходят куда-то по водохранилищу, на дальние острова, и живут там, пока не кончится запас продуктов и топлива. Когда запас кончается, им подвозят новый на лодке. Или сами арендаторы снимаются с якоря и идут, пополняют припасы. Собственно, бизнес мало отличается от аренды дачи на суше. Раньше это стоило $100 в день, сейчас, конечно, дороже.

    По словам руководства компании "По клевым местам", специализирующейся на отдыхе для рыбаков и подводных охотников, в свое время, проанализировав рынок, они вложили порядка $500 тыс. в специализированную плавучую гостиницу "Подводный рай" на основе понтонов старого дебаркадера: "В отличие от обычных отелей для рыбаков в нашем проекте есть ряд нюансов — от места для переодевания и специальной комнаты для хранения и сушки костюмов подогретым воздухом, душевых до лодок со специальными трапами". Сейчас у компании уже семь плавучих гостиниц, вмещающих в общей сложности 200 рыбаков и подводных охотников, со стоимостью проживания от 4,5 тыс. до 12 тыс. рублей в сутки. Бизнес оказался весьма прибыльным.

    Интересной идеей может стать использование понтонов для строительства вертолетных площадок — в городе найти подходящий объем бывает просто невозможно, а на воде места много. Яркий пример — район "Москва-Сити", но тут вновь встает вопрос взаимоотношений со столичными властями.

    После спуска на воду на домик необходимо получить судовой билет в Государственной инспекции по маломерным судам, соблюдать правила навигации и регулярно проходить техосмотр — почти как с автомобилем.

    Сергей Березкин: Установить подобный дом можно везде даже без всякого договора на водопользование, который необходим только для водоизмещающих судов, а у нас несамоходное маломерное плавсредство. Стою где хочу! Нужен только судовой билет, но его получить несложно, наше судно записано в билете как "аквадом ДНВ". Вот если бы у меня было стоячее судно (большой дебаркадер, превышающий размеры маломерного судна, то есть длиннее 15 м), тогда пришлось бы проходить регистрацию в Речном регистре и еще в 25 организациях. Единственный тонкий момент при швартовке — по идее мы должны иметь договор аренды куска суши в 1 кв. м для трапа, но если стоянка временная, то можно и не арендовать. Или убирать трап на борт. Вообще, что касается официальной стороны вопроса, то от государственных органов добиться вразумительного ответа очень сложно, кажется, они сами мало что понимают.

    Павел Кокушкин уверяет, что поставить плавучий дом можно в любом месте, где он не мешает судоходству и нет знака "стоянка запрещена".

    Водная жизнь
    По словам Артема Осадчего, сначала он и его партнеры долго искали верфь: Наконец, остановились на Рыбинской судоверфи, познакомились с ее директором. Они своим конструкторским бюро довели до ума нашу разработку, а главное — поплавки, своего рода фундамент плавучего дома. В апреле прошлого года заложили и уже в августе спустили на воду.

    Собственно, именно от плавающего основания (поплавков или понтонов) зависит общая жизнь конструкции. И тут строители плавсооружений делятся на два лагеря: одни сваривают поплавки из стали, другие отливают из железобетона. Каждый отстаивает свою позицию. Осадчий уверяет, что именно стальные поплавки (как у обычного судна), разделенные для безопасности на герметичные отсеки, позволяют дому при установке подвесных моторов ходить по воде. Березкин же принципиально выбирает железобетонные основания: "Они не подвержены коррозии в отличие от стальных, которые раз в три года необходимо поднимать из воды, осматривать, очищать от ракушечника. Наше бетонное основание — фактически настоящий фундамент, только плавающий". Правда, чтобы переместить подобный дебаркадер, придется нанимать катер.

    Настройку жилого дома Осадчий с партнерами доверили простым строителям (и в этом принципиальное отличие плавучего дома от судна: все сооружения наверху делаются как на земле), на металлическую палубу закрепили деревянные балки, на них — каркасный домик. Артем Осадчий: Конструкция должна была быть сборно-разборной. У нас даже металлический каркас домика (именно на нем закреплены стеновые сэндвич-панели) не сварен, а скреплен болтами, чтоб можно было, разобрав, доставить домик на любой водоем; гнать его своим ходом до той же, к примеру, дельты Волги дорого и долго. Из-за разборности домика сварили и поплавки соответствующего размера (всего их три, каждый 10,8 х 2,4 м), чтоб влезали в еврофуру. Внутри экономичные инфракрасные обогреватели, позволяющие эксплуатировать домик даже зимой, дизель-генератор, холодильник, микроволновка, газовая плита, даже сауна. В общем, все для жизни, и общая жилая площадь 64 кв. м. Запасы рассчитаны на 15 дней "автономки", потом, конечно, придется их пополнять.

    Сергей Березкин: Все строительные материалы должны быть легкими, ведь нагрузка на поплавки не бесконечна. К примеру, для наружного оформления дома мы используем навесные пенополиуретановые элементы. Особенность водной архитектуры — аскетичность, ведь тут вся красота снаружи: река, берега, закат... Для стен самого домика применяют легкие сэндвич-панели (как у "РЭТура") или пенополистирол (как у "Дома на воде"), 15 см которого заменяют 50 см кирпичной кладки.

    Первый дом Березкина стоит на 12 железобетонных поплавках, изготовленных компанией "Марина-сервис". Ее владелец Владимир Никитин уверяет, что завален заказами, идет отливка серии понтонов под строящийся офисный комплекс в Галерной гавани, а также для плавучей гостиницы и ресторана — тоже в Питере. Понтон размерами 15 x 2,4 x 1,15 м стоит ?11,5 тыс. Доставка до Москвы обойдется в 30 тыс. рублей.

    Березкин дом площадью 70 кв. м готов продать за ?300 тыс.: "Конечно, когда он будет достроен, это всего лишь двухкомнатная квартира в окраинном районе Москвы, но сколько я потратил личных денег на это сооружение, пока боюсь считать". Цена водного дома от "ССЗ Десанта" — $30-70 тыс., новая разработка — плавдача "Княгиня 51" (фактически быстроходный полноценный дом на воде) — стоит уже 4,5 млн рублей.

    Как утверждают участники рынка, такая плавдача окупится на четвертый сезон, все зависит от цены аренды. Павел Кокушкин советует: если есть желание что-то подобное построить, необязательно заказывать новый поплавок или понтон, можно найти старые корпуса судов, разбросанные по региональным плавбазам. А перегоняют их в Москву, цепляя за буксир к попутным судам. Таким автостопом, к примеру, от Нижнего Новгорода до Москвы можно добраться за 30 тыс. рублей. Корпус судна проекта "Заря" длиной 25 м можно найти, если повезет, за $50 тыс., еще столько же потребуется вложить в ремонт и оборудование. Дальше плавдом можно сдавать в аренду или эксплуатировать самостоятельно. Услуги капитана обходятся в сумму порядка 30-70 тыс. рублей в месяц, а аренда — до $300 в день.

    Отложенный спрос
    По идее для домов отдыха или рыболовецких баз, расположенных у воды, плавучий домик — просто находка. Однако цена, по словам Осадчего, для большинства баз пока недоступна: "У них просто нет таких свободных средств, все же 5 млн рублей — недешево, но в разработку и строительство первого дома вложено даже больше. При серийном производстве, конечно, затраты снизятся".

    Артем Осадчий: Конечно, можно сдавать подобные домики в аренду, в том числе долгосрочную. Предложения есть, цена аренды в месяц — порядка $8 тыс., если посуточно — 10 тыс. рублей, на компанию не так уж и много получается. По нашим расчетам и с учетом небольшого летнего сезона, отобьется домик на пятый год. Пока мы ведем переговоры — есть интерес со стороны яхт-клубов, домик можно использовать и как причал, и как комнату отдыха, а если домик делать несамоходным, он, конечно, будет стоить дешевле. А перспективы и рынок у нашего бизнеса огромный — есть те, кто хочет прикоснуться к воде, но кому необходим комфорт не яхтенный, а настоящий сухопутный. Они наши потенциальные клиенты.

    Но некоторые в проектировании водных домов пошли еще дальше. Максим Коровников: Задача у нас была — создать что-то элитное между домом и яхтой, плавучее и одновременно очень комфортное для жизни, ни у одной яхты нет трехметровых потолков. Общая жилая площадь планировалась 120 кв. м, цена — от ?750 тыс. Хотели мы его установить в Строгинской пойме, но как начались проблемы со столичными властями, строительство забуксовало. Поэтому сейчас мы разрабатываем аналогичные проекты, но уже не в Москве, а на той же Волге, планируем целый плавучий поселок.

    По той же причине Евгений Рахманов, директор компании "Центр Гранат", фактически пионер плавучего столичного бизнеса (именно он оборудовал большинство дебаркадеров на Фрунзенской набережной, особо раздражающих столичные власти), сейчас активно развивает подобный бизнес в регионах, достраивает дебаркадер в Питере.

    "Если бы была развитая инфраструктура и московские власти были более разумными, многие бы просто жили на воде, особенно учитывая цену недвижимости. Чем мы хуже Амстердама",— сетует Артем Осадчий.

    Отсутствие доступной инфраструктуры — основная проблема, сдерживающая водное домостроение,— уверяют все участники нового рынка. Сергей Березкин: Допустим, владелец отдохнул на своей даче в каком-нибудь живописном месте на Волге. А куда ее девать до следующего сезона? Без присмотра у берега не бросишь — растащат и разгромят. А со стоянками для судов проблема, в Московском регионе остались очень дорогие яхт-клубы, где месяц стоит от $1 тыс.

    С ним согласен и Артем Осадчий, эту зиму хранивший свой плавдом на стоянке "Крокуса" за 31-40 тыс. рублей (в зависимости от сезона), но сейчас нашедший новое "ведомственное" место, договорившись в частном порядке на 10 тыс. рублей. Держит хорошие цены в Москве, если официально ставить на прикол, только клуб "Десант-1" — у Марьинского моста. Тут месячная стоянка вместе с подключенным электричеством стоит для владельца судна всего 3 тыс. рублей.

    А пока к водному бизнесу проявляют активный интерес в регионах и странах СНГ — везде, где далеко до самодурства московских властей. Максим Коровников: Недавно украинские бизнесмены из Донецка проявили интерес, для них мы разрабатываем проект плавающей трехзвездной двухэтажной гостиницы на 24 номера. Они уже имеют две гостиницы, но на земле и хотят расширить бизнес. Плюс сделать его мобильным — недостаточно в одном месте клиентов, отогнать отель в другое место. Предварительно проект обойдется в ?1,3 млн.

    Сергей Березкин: У нас такое количество необустроенных берегов! Сколько купален и просто причалов можно поставить, чтобы люди проводили на воде свой досуг! Купальни мы уже строим, получается порядка ?1 тыс. за 1 кв. м.

    В прошлом году ГУП "Берега Москвы" также разработало и построило купальню для одного частного предпринимателя, установившего ее напротив Парка культуры и отдыха, с бассейном площадью 12 x 24 м и рестораном. Проект, как говорят в "Берегах Москвы", стоил порядка ?0,5 млн.

    ДМИТРИЙ ТИХОМИРОВ

  4. #4
    21.08.06 : Дома на воде слишком дороги в содержании
    http://www.irn.ru/articles/8195.html

    Из желания покупателей лицезреть из окон своих домов водную стихию застройщики давно извлекают дополнительную прибыль. Соседствующие с водоемами участки в коттеджных поселках продаются порой вдвое дороже остальных. При таком интересе к водным просторам дома, построенные непосредственно на воде, можно пересчитать по пальцам. А владельцы не скрывают, что хотят продать их как можно быстрее.

    Стихийная постройка

    "Если кто-нибудь когда-нибудь был на дебаркадере, то, несомненно, смог ощутить качку, даже несмотря на то что Москва-река очень тихая,– говорит Мария Тихонова из отдела загородной недвижимости компании Kirsanova Realty.– И чтоб еще в этом жить?! Наши климатические условия не располагают к жилью на воде. А если лед идет? Или сильные ливни. Кроме того, дом на дебаркадере не только требования к водным объектам, но и требования по безопасности жизни никогда не пройдет. Это не дом, у него даже фундамента нет".

    "Одно дело – наблюдать за водной гладью со стороны, из окон дома, расположенного метрах в 200 от воды, как этого и требует Водный кодекс. Тогда приближенность к воде действительно будет являться преимуществом,– утверждает Жанна Щербакова, управляющий директор компании 'МИЭЛЬ-Недвижимость'.– И совсем иное дело – лицезреть воду буквально у себя под ногами. Скажу более, по нашему законодательству жильем можно назвать лишь то, что стоит на земле".
    Впрочем, если не привязываться к слову "жилье" и регистрировать дом на воде не как объект недвижимости, а как плавательное средство, часть проблем тут же снимается. В конце концов, так ли важно, как именно называется наводная конструкция, если на ее функциональности это ничуть не отражается?

    "Основной вопрос, уложится ли жилой объект в характеристики маломерных судов,– уточняет Сергей Березкин, директор компании 'Дома на воде', единственной в Москве занимающейся жилыми наплавными конструкциями.– Если плавучий дом превышает предел водоизмещения, его уже надо регистрировать в речном реестре. А это на практике так же маловероятно, как и законное признание дома на воде недвижимостью".

    Именно поэтому по пути регистрации держащейся на плаву недвижимости в качестве маломерных плавательных средств пошли владельцы большинства легализированных домов на воде, основная часть которых размещена на дебаркадерах. У берегов московских водных артерий сейчас стоит около двух с половиной сотен таких конструкций. При этом разрешительную документацию на эксплуатацию имеют лишь 18 из них. В Санкт-Петербурге дебаркадеров еще больше, а процент легализированных примерно такой же, как в столице.

    На шаткой основе

    При этом на два города приходится лишь один официальный жилой дебаркадер. Настолько официальный, что ему даже присвоен почтовый адрес. Пришвартованный на Крестовском острове, он окружен водой не только снизу, но и сверху: на втором этаже дебаркадера сооружен бассейн площадью 63 кв. м. А кроме того, есть финско-турецкая сауна, зимний сад, кинозал и два балкона.

    Реализовавший эту творческую мысль владелец дебаркадера Юрий Кудрявцев, некоторое время назад расхваливавший идеологию жизни на воде во всех архитектурных журналах, уже почти год тщетно пытается избавиться от своего детища. За это время первоначальная цена выставленного на продажу дебаркадера-дома упала на $200 тыс. (сейчас он предлагается за $400 тыс.).

    "Когда я увидела этот дом по одному из телевизионных каналов, я сразу поняла – его будут продавать,– утверждает заместитель директора санкт-петербургского агентства недвижимости 'Бекар' Ирина Гудкина.– Вообще, у меня возникло ощущение, что жилой дебаркадер – это не дом, а игрушка. А как любая дорогая игрушка, она должна ждать того человека, которому она не просто по карману, а реально нужна. Но нужна она немногим. Даже если не брать во внимание экзотическую составляющую этого предложения, место стоянки дебаркадера весьма сомнительное. С ним соседствует ресторан, непонятные лавчонки, вокруг постоянно масса народа. Даже по этим параметрам на элитный объект – а по цене он попадает в эту категорию – дом на воде не тянет. Проблема в том, что любое место в черте города для такого объекта будет неудачным. Допустим, разместим его на Фонтанке напротив Шереметьевского дворца – но там пристань, и дом-дебаркадер просто затолкают. К тому же стоянка дебаркадера стоит денег, и довольно больших".

    Впрочем, по словам частного риэлтера, которая как раз и занимается продажей жилого дебаркадера, расходы не так велики: "Земля, к которой пришвартован дебаркадер, находится в аренде, продлеваемой каждые два-три года. Арендная плата – $100 в месяц. У дебаркадера автономная система коммуникаций, как и на судах. Причем весьма экономичная – в чистке она нуждается лишь дважды в год. И, наконец, поскольку дебаркадер зарегистрирован как маломерное плавательное средство, на переоформление собственности особых затрат не потребуется". Тем не менее покупателя на него пока нет.

    Примерно такая же картина наблюдается и в столице.

    "В Москве практически единственным местом, пригодным для установки жилого дебаркадера, является Серебряный бор. Но там разместить плавучие конструкции никто не разрешит",– говорит Жанна Опихайленко, руководитель отдела по работе с корпоративными клиентами компании "Усадьба".

    Поэтому дебаркадеры, которые в рекламных объявлениях присутствуют постоянно (большинство из них пришвартованы на Фрунзенской набережной), новых владельцев тоже ищут годами. Из-за слишком большого срока экспозиции предложений их владельцы давно перестали привередничать, регламентируя рамки использования дебаркадеров. Один и тот же объект одновременно предлагают и под рестораны, и под офисы, и под гостиницы, и под жилье.

    Любопытная деталь: эти объекты не фигурируют в базах данных крупных агентств недвижимости, ими занимаются частные риэлтеры. Единственное свежее исключение из правил составляет "Водный дом" – трехэтажный дебаркадер площадью 1,5 тыс. кв. м, расположенный на Фрунзенской набережной, которым сейчас активно занимается компания 4Rent Estate.

    Впрочем, на реконструкцию этого дебаркадера его нынешний владелец потратил почти $2 млн. Объект даже подключен к городским коммуникациям – большая редкость для дебаркадеров. Правда, вопреки названию, жить в "Водном доме" никто не будет. Помещения в нем планируют сдавать под офисы и ресторан.

    Якорные арендаторы

    Если в городе жилье на плаву не выдерживает конкуренции с наземными постройками, то за городом ситуация могла бы быть совсем иной. Но только "могла бы".

    "При разработке архитектурной концепции отдельных поселков возникали идеи создания различных сооружений на воде, но мы отказывались даже от понтонов, так как на зимний период их приходилось бы вытаскивать из воды и где-то хранить,– поясняет Мария Литинецкая, руководитель департамента загородной недвижимости Blackwood.– А это требует дополнительных затрат. Оставлять в воде тоже было бы непрактично, поскольку из-за физических свойств воды расширяться и сужаться при нагревании или охлаждении сооружение быстро приходило бы в негодность из-за частичного разрушения".

    В этом и заключается главная ошибка "сухопутных" специалистов.

    "В периодических наземных или подводных ремонтных работах нуждаются только дебаркадеры, поскольку подверженные коррозии и прочим связанным с водой агрессивным процессам металлические элементы есть только у них,– разъясняет ситуацию господин Березкин.– Поплавки же и понтоны (это схожие по конструкции, но разные по габаритам виды опоры для водных домов) к влиянию воды индифферентны. В них используется бетон особой марки и прошедший специальную обработку пенополистерол, которым вода не страшна. Не зря производитель дает на них гарантию не менее 25 лет. Но это далеко не единственное их достоинство. Громоздкие дебаркадеры можно перевозить только по воде. Конструкции же "на поплавках" из-за небольших габаритов их элементов легко транспортируются по суше, а собираются уже на месте. То есть в самом прямом смысле дом строится прямо на воде. Что мы и проделали полтора месяца назад, когда строили на Пироговском водохранилище двухэтажный дом для Государственной инспекции по маломерным судам Московской области. Из-за ярко-рыжей окраски его назвали 'апельсин'. Обошелся он в 2 млн руб.".

    Конечно, это не жилой дом в полном смысле этого слова. Но в данном проекте этого и не требовалось. Главное, сам прецедент по строительству дома на воде уже создан, технология опробована. А уж что именно соорудить на самой плавающей основе – это уже вопросы дизайнерской мысли и объема инвестиций.

    Сергей Березкин признает, что получает множество звонков в день от потенциальных клиентов – "и это люди отнюдь не обедненные ни фантазией, ни средствами, готовые к значительным тратам в том числе и в архитектурную составляющую проекта". Единственное, что останавливает их от реализации своих замыслов,– это отсутствие законодательной базы и непонятная политика Росприроднадзора.

    Примерно так же рассуждают и застройщики коттеджных поселков, пока что заказывающие лишь нежилые водные конструкции, например детские бассейны с ограниченной глубиной и бани на воде. Есть и более экзотичные конструкции. Для поселка "Довиль", который появится в Одинцовском районе на берегу озера, сейчас проектируется плавающий разноцветный фонтан. Там же планируется построить и плавучий ресторан.

    Иными словами, загородные коттеджные поселки до идеи домов на воде еще дорастут. Правда, в самой столице ситуация изменится едва ли. "В Москве земельным ресурсом управляет субъект федерации, а водные ресурсы находятся в федеральном ведении,– говорит руководитель аналитического отдела компании 'Новая площадь' Дмитрий Попов.– Поэтому между девелопером и городом возникают определенные трения. Построив жилой объект на воде, девелопер не должен выплачивать никаких компенсаций, город не может взыскать с девелопера свою долю в проекте (традиционные 30% жилья) и прочее". А значит, городу такие объекты не интересны.

    Зато интересны частным лицам. Двухэтажный дом на понтоне имеется, например, в Строгине. Вообще-то это тоже не совсем дом, а офис вэйк-клуба "Строгино". Что отнюдь не мешает его руководителю Сергею Федину здесь жить (имея при этом, конечно, и обычную квартиру). "Сам дом обошелся в $100 тыс.,– говорит Сергей.– Летом на его содержание уходит около $1,5 тыс., зимой меньше. Что же до согласования, то, мне кажется, было бы желание, а согласовать удастся. Пусть даже потратив на это полгода".

    Наталия Павлова-Каткова Коммерсантъ

+ Ответить в теме

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения